Повышенная налоговая ставка ударила по всем без исключения

Повышенная налоговая ставка ударила по всем без исключения

НДС является внутренним, наиболее администрируемым налогом в стране; его коллекция приближается к стопроцентной. И это один из двух основных источников наполнения федерального бюджета наряду с доходами от экспорта углеводородов. Как сказал Силуанов в июле, повышение ставки уже дало Казначейству еще 650 миллиардов рублей (около 0,6% ВВП). Эта сумма пойдет в широкий поток в 25,7 триллионов рублей, который государство потратит на финансирование национальных проектов в течение шести лет. Между тем, как отмечается в мониторинге РАНХиГС, несмотря на номинальное увеличение выручки в первом квартале на 14,5% (плюс 212,6 млрд руб.) По сравнению с прошлогодним показателем, процентная доля выручки от НДС к квартальному ВВП осталась в процентах на том же уровне 4,3%.

Это правда, добавляют исследователи, что вы получите полную выгоду от маневра с увеличением частоты во второй половине года. Дело в том, что НДС в период с января по март поступает от продажи товаров в четвертом квартале предыдущего года, когда он был еще таким же. А пока остается говорить об очевидном негативе. Здесь достаточно пищи для размышлений.

Падение спроса

2019 год классно начался для потребителей. Только в первые две недели января инфляция выросла на 0,7%, а за январь 2018 года — на 0,3%, сообщает Федеральная служба государственной статистики. С пугающей скоростью, заметно опережая официальные статистические отчеты и данные Росстата за декабрь, составляющие 1,7%, продукты начали расти в цене. Эти товары потребительской корзины, которые относятся к категории социально значимых и облагаются льготным десятипроцентным налогом с продаж, не выпали из общего ассортимента. Некоторые виды белого хлеба (хлеб "Нарезной") добавляли 6-7%, или даже 17%, в сетевые супермаркеты. Мясо (говядина) выросло на 16-17%, масло — до 17%. Повышение цен на некоторые виды фруктов и овощей также превысило 10%, яйца и сахар выросли более чем на 20 процентов.

Другими словами, рост продаж продовольственных цен превысил 2 процентных пункта, увеличив тем самым НДС. Здесь нет прямой корреляции: неправильно связывать увеличение НДС на товары на 2% и более. Это сочетание факторов. Однако очевидно, что с новой налоговой ставки изменились стоимость продукции, стоимость сырья, оборудования и упаковки. Кумулятивный эффект сработал: по мере того, как продукт проходит всю цепочку от производителя до конечного потребителя, каждое «звено» ставит свой след. Полный цикл производства и продажи нашей продукции осуществляется несколькими компаниями, которые могут себе это позволить. Большинство используют сторонние сервисы. Кто-то поставляет оборудование, кто-то — запчасти, кто-то организует логистику и доставку, кто-то управляет оборудованием. Все это имеет свою прямую цену, установленную «продавцом», плюс НДС. В итоге потребитель получает продукт, который значительно вырос в цене в новых условиях страстного рынка. Кстати, в связи с ростом НДС, компании могут произвольно повышать цены и переносить ответственность в глазах граждан от себя на правительство. Что, похоже, и произошло. В результате к концу марта инфляция достигла 5,3% (в 2018 году — 4,3%) и только летом она замедлилась до 5%. Что в свою очередь отражается на платежеспособном спросе. По словам Дмитрия Янина, председателя правления Международной конфедерации потребительского общества (ConfOPOP), люди теперь тратят значительно меньше на продукты.

«Потребители от решения властей по НДС, безусловно, не стали богаче. По крайней мере, это было неправильно в улучшении благосостояния граждан, что подтверждает Федеральная служба государственной статистики, которая фиксирует падение реальных доходов в этом году. Спрос на товары и услуги сократился, потребительский пессимизм вырос, люди беспокоятся не о покупках, а о том, где они могут занять деньги, чтобы получить деньги », — говорит Янин.

фото: Геннадий Черкасов

Между двумя огнями

Другое очевидное негативное влияние налоговой реформы — снижение предпринимательской и инвестиционной активности, а также частичный уход в «тень» МСП, борющихся за снижение налогового бремени. Это относится к действующей системе начисления заработной платы «в конверте» и к незаконным транзакциям выплат, услуги которых выросли в цене и в настоящее время составляют ок. 15%, говорит Никита Исаев, директор Института актуальной экономики. По мнению эксперта, нет ничего хорошего в повышении НДС для частного бизнеса, потому что это зависит от покупательского потенциала граждан и всевозможных контрагентов — клиентов, подрядчиков. И этот потенциал только уменьшается с увеличением налогов. «Новая ставка НДС не только замедлила маржу для малого и среднего бизнеса, но и увеличила число банкротств для средних компаний, которые мы регистрируем через Верховный суд каждый квартал», — говорит Исаев.

По словам председателя совета по развитию экспорта Фонда промышленного развития Антона Данилова-Даниляна, бизнес не поддерживает такие решения ни в одной стране мира. Даже когда ему удается переложить налоговое бремя на цены. Многие российские предприниматели реализуют какие-то инвестиционные проекты, даже несмотря на неблагоприятный инвестиционный климат. И пересматривать бизнес-планы всегда неудобно и проблематично из-за изменения ценовых параметров.

«Предприниматель рассчитал бизнес-план на основе трехпроцентной инфляции, как было обещано Центральным банком, и ускорился до 4,5%. Кроме того, его деловые партнеры, кредиторы и инвесторы не учитывают это, не меняют свои ставки и не сообщают о доходах. Они хотят получить то, что им обещано. Поэтому все риски, которые приводят к убыткам, несет сам предприниматель », — объясняет Данилов-Данильян.

В то же время собеседник МК негодует, государство не устает поощрять мелких и средних предпринимателей создавать новые рабочие места, помогать социально уязвимым гражданам и наполнять социальные фонды деньгами. Но почему власти не должны оставить этих трудолюбивых в покое? В советское время, как вспоминал эксперт, контролеры и налоговые схемы были на порядок меньше, а безопасность производства была на порядок выше. Хотя, конечно, советская экономика вообще не была информирована о личных товарах.

Естественно, что это сказывается на увеличении НДС доходов от бизнеса, с этим соглашается профессор Финансовой академии при правительстве РФ Алексей Зубец. По его словам, у предпринимателя есть два варианта увеличения налогов. Во-первых, переложить это бремя на плечи конечного потребителя путем повышения цен. Второе — снизить затраты. Очевидно, что нет смысла повышать цены в условиях текущей стагнации платежеспособного спроса. Нам нужно сократить инвестиции, чтобы найти резервы, которые оплачивают стоимость повышения налогов. Например, вы, возможно, не сможете на время отказаться от ранее запланированной покупки новой машины, чтобы отказаться от планов переоборудования мастерской. В результате такой экономии экономический рост в стране затруднен.

Председатель правления одного из крупнейших отечественных банков, бывший министр финансов Михаил Задорнов, заявил, что повышение ставки НДС до 20% стало одной из причин низкого (0,7% в первые шесть месяцев 2019 года) ВВП. рост. В интервью РБК он напомнил о беспрецедентно высоком профиците федерального бюджета, который в первом полугодии достиг 3,1% ВВП. Задорнов видит в этом признак того, что государство не может управлять деньгами, которые оно «взяло» из экономики, подняв НДС. Мудрее давать налоги людям и бизнесу: они хотят распоряжаться деньгами лучше, чем власти, заключил банкир. Ранее Минэкономразвития указывало, что решение Минфина привело к ослаблению внутреннего спроса и замедлению экономического роста. Кстати, вот еще одно поразительное доказательство отсутствия в правительстве, точнее, двух ключевых подразделений — Орешкина и Силуанова — общих подходов.

«Чем больше денег в экономике, тем эффективнее они развиваются», — соглашается Никита Исаев. — Экономика — это рынок товаров и услуг, а не бюджет и его сбор. Очевидно, что когда экономические ресурсы извлекаются из оборота предпринимателей, это тормозит рост ВВП. "

Однако Алексей Зубец не склонен рассматривать новую ставку НДС как одну из причин замедления роста отечественной экономики. По его мнению, дело здесь в другом — в снижении покупательской активности граждан, в том, что большинство из них перешли на образ жизни ограниченного потребления. Процесс быстрого накопления товаров длительного пользования закончился.

«После 2014 года люди в основном не приобретали крупную бытовую технику, электронику, мебель или другие« долговечные »предметы. В 2016 году все бросились в магазины, получили все, что им было нужно, поэтому активность резко упала. Сегодня нет необходимости покупать другой холодильник или телевизор », — говорит Зубец.

После нас даже потоп

В 2018 году налоговая нагрузка на экономику (доля налога в ВВП) выросла до 32,7%, в основном за счет увеличения налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ). После повышения НДС этот показатель явно выше, отмечает Игорь Николаев, директор Института стратегического анализа ФБК. По его словам, когда вы видите, что профицит бюджета за первое полугодие составил 1,7 триллиона рублей, возникает вопрос: зачем было увеличивать НДС, какая финансовая необходимость продиктована этим?

«Ну, они собрали сотни миллиардов рублей с начала года. Игра стоила света? Финансовые власти постоянно уверяют нас, что не намерены менять налоговые условия. Однако они нарушают слово с не меньшей регулярностью. Это делает финансовую ситуацию еще более неопределенной и вынуждает компанию крайне неохотно инвестировать », — говорит эксперт, отмечая, что 20-процентная ставка НДС способствовала 5-процентной консолидации инфляции, что намного выше, чем в 2017 году (2,8 %).

Независимые эксперты предупредили инициаторов налоговой реформы о том, что это ударит по несырьевым экспортерам и миллионам простых людей, приведет к росту издержек и снижению рентабельности, ускорит инфляцию и увеличит дефицит социальных фондов, живущих за счет средств мелких и средних предпринимателей. Что налоговая нагрузка в России уже слишком высока, что не позволяет развиваться малому бизнесу. Что скажется на высокотехнологичных отраслях, которые производят дорогостоящую продукцию. Что компаниям будет сложнее повышать зарплату сотрудникам: во-первых, из-за неизбежного сокращения прибыли, а во-вторых, увеличится прямое налогообложение зарплат.

«После нас хотя бы потоп» — эта легендарная фраза фаворита Людовика XV в проектах маркиза де Помпадура Никиты Исаева о современной отечественной налоговой деятельности. Люди в правительственных коридорах, привыкшие жить только сегодня, не имеют представления о будущем и управляют экономикой вручную.

Другие параллели приходят на ум. Среди них невероятный беспорядок пилотируемого космического корабля «Аполлон-13» в апреле 1970 года. Три американских астронавта, застрявшие в космосе с ограниченным запасом кислорода, более чем в трехстах тысячах миль от их родной планеты, сумели совершить невозможное и вернуться к Земля. В отличие от этих героев, наши чиновники застряли в постоянном чрезвычайном положении, к которому они привыкли безопасно, но куда они не только ездили сами. Никто не устранит недостатки в конструкции корабля под названием «НДС-20».

Source link