Спор Орешкина и Набиуллиной о финансовом пузыре получил парадоксальное продолжение

Спор Орешкина и Набиуллиной о финансовом пузыре получил парадоксальное продолжение

Нет противоречий: Центральный банк хочет получить право на прямой запрет на кредитование
Сегодня мы обречены видеть, как государственные ведомства, вопреки нашим предыдущим заявлениям, ведут себя вопреки нашим. И абсолютно серьезный психический хаос вызван регулярными вспышками общественных споров между двумя или тремя или более случаями. Как, например, объяснить, что происходит более точно в сфере потребительского кредитования — с точки зрения его регулирования?

Центральный банк только что запросил новые полномочия по контролю за долгами своих граждан. Во-первых, речь идет о прямых ограничениях на выдачу кредитов или повышение кредитного лимита. Ранее стало известно, что с 1 октября банки должны учитывать уровни задолженности заемщиков при выдаче необеспеченных кредитов, а Центральный банк налагает на них премии за особый риск. Таким образом, регулирующий орган требует чисто финансовых рычагов для добавления административного, если не запретительного, наказания.

Все это свидетельствует о обеспокоенности ситуацией на рынке розничного кредитования. Фраза из отчета Центрального банка также говорит об этом: «Когда долговое бремя населения накапливается, а накопление долга не компенсируется ростом доходов, необходимо разработать меры по прямому ограничению выдачи определенных видов кредитов».

Но как насчет заявления Эльвиры Набиуллиной, сделанной в недавнем интервью Reuters? Глава центрального банка назвал долговую нагрузку населения «умеренной» и также отметил: «Совершенно неправильно предполагать, что уже существуют риски для финансовой стабильности или риски для пузыря. Почему-то эти слова не соответствуют более раннему выводу Банка России. Они не вписываются в майский ответ заместителя главы Центрального банка Дмитрия Тулина, который предупредил, что рост потребительского кредитования в будущем может стать ловушкой для населения и банков.

То есть Тулин, «правая рука» Набиуллиной, выразил точно такие же опасения, что главный противник президента Центробанка Максим Орешкин высказался более месяца. По словам министра экономического развития, ситуация с потребительским кредитованием приобретает черты социальной проблемы, а соотношение выплат / доходов новых заемщиков в сегменте «наличные кредиты» в первом квартале 2019 года в среднем составило 43,9%. Орешкин также подверг критике отчет Центрального банка, опубликованный в конце июня, в котором говорится, что рост ВВП в первом квартале 2019 года мог бы упасть до нуля, если бы не ускоренный рост необеспеченных потребительских кредитов. «Я думал, что центральный банк был лучше с макроэкономикой. Достигнута интересная логика: чем сильнее население окажется в долговом разрыве, тем лучше », — сказал министр.

Нюансы этих межведомственных конфликтов можно легко уловить. И, вероятно, бессмысленно выяснять, кто прав, а кто нет. Другое дело важно. С одной стороны, неразбериха и колебания в коридорах внутренней экономической мощи явно не способствуют достижению глобальных макроэкономических целей, поставленных президентом. В то же время проблема чрезмерного кредитования, чрезмерного долгового бремени россиян является лишь одним показателем и следствием еще более серьезных хлопот. Это снижение располагаемого располагаемого дохода и уровня жизни. Именно этот фактор заставляет людей брать новые кредиты, чтобы расплатиться со старыми и купить самые необходимые.

Все усилия Центробанка — административные, монетарные и другие — это подход к проблеме кредитного «пузыря» с неправильной стороны, намерение решить проблему, которая гораздо более амбициозна, чем средства и инструменты ведомства. Термин «демон противоречия» применяется здесь в том смысле, что меры, объявленные Центральным банком, могут иметь только локальный успех, но обречены на провал в мире.

Source link