В 2020 году нефтяные цены претерпят катаклизмы: чего ждать России

В 2020 году нефтяные цены претерпят катаклизмы: чего ждать России

Бочка, дроны, две бочки: настоящий блокбастер развернется на наших глазах
Атаки на выходные

Рынок взорвался и стал спастическим поворотом после беспилотного нападения на саудовские нефтяные объекты в ночь на 14 сентября. Результатом является немедленное падение добычи саудовской нефти более чем наполовину — на 5,7 млн. Баррелей в год. День от обычной марки ок. 9,8 млн. Цены выросли сразу на ок. 13%. Затем последовали официальные заявления Эр-Рияда: отказ производства уже сократился вдвое, последствия будут устранены в сентябре, у Саудовской Аравии есть запасы нефти, которые она готова использовать для поддержания экспортных поставок. Цены на нефть упали и через два дня упали на 8%. Но опять же, хотя они уже были в рекордном темпе, они начали расти, особенно после опубликованной информации о том, что Саудовская Аравия готова покупать нефть для своих нефтеперерабатывающих заводов в Ираке. 23 сентября рост цен ускорился после того, как Wall Street Journal опубликовал информацию о том, что восстановительные работы в Саудовской Аравии фактически затянулись. После этого на рынке, где были отложены проблемы Саудовской Аравии, началась торговая война США с Китаем, и цены немного упали. Такое колебание цен понятно: спекулянты работают не покладая рук, а не только на рынке нефти.

19 сентября Майкл Маккарти, аналитик CMC Markets в Сиднее, сказал Рейтер: «Вполне вероятно, что цены уже достигли баланса». И поспешил. Он сказал то, чего все ждали, но он прекрасно понимал, что между надеждой и реальностью существует значительное расстояние, раскрытое: риски остаются «основанными на обвинениях Ирана в саудовской причастности к нападениям». Так что на самом деле это все еще далеко от равновесия на рынке нефти.

Парад принцев

Ответственность за беспилотники немедленно взяла на себя одна из сторон йеменского конфликта — гуситы, против которых воевала арабская коалиция во главе с Саудовской Аравией на своей родине. Но Эр-Рияд настаивает на том, что независимо от того, кто посылает боевые дроны в атаку, атака является его давним противником, в том числе в контексте исторического межрелигиозного спора, Тегерана. Более того, он утверждает, что имеет доказательства непосредственного участия Ирана в бомбардировках целей с использованием беспилотных летательных аппаратов Delta Wing. Позицию Эр-Рияда разделяет Вашингтон. А это значит, что Ближний Восток находится на грани взрыва. Начнем с того, что саудиты усилили атаки на позиции гуситов в Йемене.

Стоит отметить то, что называется «на полях»: рыночные аналитики, которые внимательно следят за развитием событий, не привыкли к теории заговора (триллеры любят все). Например, Андрей Верников, главный аналитик Zerich Capital Management, видит «странные моменты» в атаке беспилотников. Аналитик считает неслучайным, что нападение последовало почти сразу после того, как король Саудовской Аравии назначил нового министра энергетики, который стал принцем Абдель Азизом бен Салманом Аль Саудом.

Почтовый обмен, ключевой не только для нефтяного королевства, но и для рынка в целом, был сделан, потому что Эр-Рияду нужны более высокие цены на нефть (бюджет Саудовской Аравии является дефицитным по цене 80 долларов за баррель), в противном случае королевство должно прибегать к внешним кредитам, что он уже делает. Таким образом, рынок отреагировал на то, что министра заменил рост поставок нефти — все ожидали, что последуют инициативы по дальнейшему сокращению добычи в рамках ОПЕК +. Есть еще одна причина, связанная с ценами на нефть, — условия продажи на фондовом рынке крупнейшей нефтяной компании Saudi Aramco. Необходимо собрать средства из листинга фондовой биржи для реализации программы структурной модернизации земли, предложенной другим принцем, на этот раз наследником Мухаммедом бен Салманом бен Абдель Азизом Аль Саудом. И он стремится ускорить модернизацию. Бомба нефтяного месторождения и нефтяная инфраструктура должны были атаковать этими планами. И она применила это. Цены выросли, но доходы Саудовской Аравии резко упали из-за сокращения производства, и в будущем инвесторы будут более осторожны в отношении инвестиций в Saudi Aramco.

Истории о принцах (и особенно о принцессах) всегда интересны, но пока нет ответа на вопрос о том, кто взрывает предметы в Саудовской Аравии, и, самое главное, что следует.

Движение Трампа

Для дальнейшего развития важна позиция Вашингтона. И президент Трамп, и госсекретарь Майк Помпео неоднократно выступали с угрозами против Ирана. Но что следует за заявлениями?

Американские газеты опубликовали два сценария ответа США, причем каждая газета предоставляет информацию и соответствующий сценарий как единственный надежный. По данным Washington Post, после встречи с Дональдом Трампом с главой Пентагона Марком Эспером 15 сентября ведется активная подготовка к военному ответному нападению на нефтяные объекты Ирана. Уже есть реакция Тегерана. Говорят, стражи исламской революции в полной боевой готовности. А министр иностранных дел Ирана Мухаммед Джавад Зариф предупредил, что любое нападение на его страну из-за нападения на нефтяные объекты в Саудовской Аравии приведет к "тотальной войне".

Условно, «должная» рукопись была представлена ​​The Wall Street Journal. По ее версии, Белый дом нацелен на создание международной коалиции с целью еще больших санкций против Ирана. Важно отметить, что, согласно The Wall Street Journal, Дональд Трамп против прямого военного нападения США на Иран, но готов поддержать Саудовскую Аравию, если она примет решение о любых военных действиях против Тегерана.

Существует также компонент внутренней политики США. Трамп буквально уволил своего помощника по национальной безопасности Джона Болтона. Причина в том, что еще до атаки беспилотника он предложил ужесточить политику США, особенно в отношении Ирана, с которой президент не согласился. Если Белый Дом сейчас выберет самый жесткий сценарий антииранской политики, это будет косвенным признанием того, что Трамп был не прав в споре между советником и президентом.

20 сентября Дональд Трамп публично высказался в пользу санкционированного, а не военного ответа Ирану. Но, конечно же, Соединенные Штаты, которые стремятся к еще большей международной изоляции от Тегерана, также четко предупреждают о военных действиях. В любом случае, нужно продолжать.

Ценник за бочка

Конфликт развивается вокруг нефти, что означает, что будущая цена барреля в дополнение к геополитическому развитию имеет центральное значение. Вам не нужно быть пророком, чтобы делать предсказания: чем горячее, тем дальше развиваются события, тем выше растут цены. В какой-то степени политики еще не потеряли возможность влиять на то, как высоко и как долго они поднимаются. Рынок готов рисовать ценники по 100 долларов за акцию. Баррель, но это гораздо интереснее, чем предупреждения, что для Соединенных Штатов уже крайне важно достичь ценовой отметки в 80-85 долларов. Баланс между интересами нефтяников и остальной экономикой нарушается, и, самое главное, простые американцы начинают чувствовать себя негативно, когда сталкиваются с новыми ценами на заправку. Это также является фактором, ограничивающим готовность Дональда Трампа предоставить Пентагону свободу для решения «иранской проблемы».

Но как насчет России? Каким бы циничным это ни звучало, ухудшение ситуации вокруг Саудовской Аравии и Ирана весьма выгодно для федерального бюджета и Фонда национального благосостояния. Фактически, почти половина бюджета и все государственные резервы пополняются именно за счет экспорта товаров. Но здесь есть чисто финансовые ограничения. Высокие и даже более высокие цены на нефть противопоказаны в мировой экономике, снижая потенциал ее роста и, следовательно, ограничивая спрос на нефть, а также на другие товары, экспортируемые из России. Татьяна Евдокимова, главный аналитик Нордеа Банка, объясняет это так: «Рост цен на нефть, связанный с сокращением поставок (как в случае нападений на Саудовскую Аравию), имеет негативные последствия для глобального экономического роста и в результате аппетита инвесторов на рискованные активы. В результате положительное влияние повышения цен на нефть на рубль частично компенсируется общим ухудшением настроений инвесторов. «Это означает, что рубль от перегрева цен на нефть в конечном итоге пострадает.

Минус пол триллиона триллионов

Есть более важная ситуация, которая повлияет на цену российской нефти в 2020 году. И это не имеет ничего общего с предстоящим визитом Владимира Путина в Саудовскую Аравию в октябре или с беспилотниками, которые их запускают, либо с Ираном, либо с США.

С 1 января 2020 года вступят в силу новые требования Международной морской организации ООН. Содержание серы в морском топливе должно быть снижено с 3,5 до 0,5% для снижения вредных выбросов в атмосферу. Неизвестно, известен ли в Международной морской организации ООН афоризм Дмитрия Менделеева: «Тепло с маслом — это то же самое, что и с помощью банкнот», но с 2020 года в судовые печи должно поставляться масло более высокого качества, чем это приемлемо сегодня ,

На основании этой информации международное рейтинговое агентство Fitch пришло к выводу, что, поскольку нефть основного российского бренда Urals является более серосодержащей и более плотной, чем эталонный бренд Brent, она будет продаваться на мировом рынке с растущим дисконтом к стандарту. Россия почувствует это в последнем квартале 2019 года. Если уральская скидка на Brent колеблется от 0 до 2 долларов за акцию. По данным Fitch, конец 2019 года — начало 2020 года — может вырасти еще на 1-7 долларов за баррель. Бочка. Если среднее падение оценивается в 3,5 доллара, в федеральном бюджете России не хватит 500 миллиардов рублей (если Brent будет стоить 60 долларов за баррель). Убытки будут состоять из более низких доходов от налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ), НДС и налогов на экспорт.

Российское казначейство не комментирует расчеты и предупреждения Fitch. Что, впрочем, не удивительно. В любом случае будут введены новые стандарты, а это значит, что на рынке последуют изменения — это похоже на дождь: так как он наступит, вы не будете возражать. С трендом, установленным Fitch, все похоже на дождь. Конкретные цифры — другое дело. Никто не знает, сколько нефти будет стоить в 2020 году, особенно после атаки 14 сентября и ее последствий, которые могут быть самыми разными. Но, к сожалению, сейчас точно известно, что независимо от того, что это такое, российская сырая нефть будет торговаться значительно ниже, чем Brent. И это новый и ощутимый удар по российскому финансированию.

Правда, здесь есть хотя бы частичный комфорт. В определенном смысле международный рынок привык к серосодержащей нефти, которая ориентирована именно на нефтеперерабатывающие мощности. И есть Венесуэла, чья нефть насыщена серой, но экспорт этой латиноамериканской страны резко сократился по политическим и экономическим причинам, которые вряд ли будут удалены в будущем году. И если это так, мощности по переработке венесуэльской нефти могут частично перейти на российскую нефть, если спрос будет продолжаться. Венесуэльский фактор в расчетах Fitch не учитывается, а это означает, что потери в российском бюджете будут ниже, чем упомянутые агентством.

Но, по крайней мере, будут потери бюджета. И если они сравнятся с оценками Fitch, казначейство ответит в виде желания их компенсировать. Тогда мы должны ожидать новую волну налоговых инициатив и усилить налоговую прессу в стране. Со всеми негативными последствиями для российской экономики и для реализации майского указа Владимира Путина.

Source link